Понедельник, 23.10.2017, 08:57       Приветствую Вас Гость | Вход  

В разделе
История [1]
Маркетинг [2]
Менеджмент [4]
Политология [7]
Психология и педагогика [13]
Социология [10]
Управление персоналом [0]
Управление предприятием [5]
Филология и лингвистика [5]
Философия [4]
Экономика [54]
Юриспруденция [10]

Интернет - конференции » Каталог конференций » Архив статей » Экономика

КРИЗИС ЭКОНОМИКИ – КРАХ УПРАВЛЕНИЯ

Завадовский В.В.
Сибирская академия государственной службы, г. Новосибирск
Сегодня мы стали свидетелями (а некоторые и авторами) глобальных системных радикальных изменений в мировой социально – экономической системе. Кризис привел к краху почти всех экономических и управленческих подходов. Равновесные модели экономической теории вредят правильному восприятию изменений, как источника развития. Маркетинг – не стимулирует потребителей. Клиенты пресыщены, а предложения стандартны. Политика (в том числе госрегулирования) – демотивирует людей. Предлагаемые стимулы не совпадают с мотивами. Проекты редко заканчиваются успехом. Сама концепция бизнес планирования ущербна, программирует неудачу. Менеджмент - разрушает организацию. Даже если проект хорош, он будет загублен на стадии реализации. Мы делаем ставку на персонал, а должна работать система.

Кризис – это состояние, при котором нарушаются обычные процессы развития и функционирования системы. Изменения ускоряются. Кризис – результат прогресса, в основном технологического. Затем следует прогресс мышления.
Мы живем в виртуальной экономике. Доля реальной экономики составляет примерно 10 %. Все остальное – фикция, ничем не обеспеченная в течение последних 90 лет. Уже к концу 1920-х ФРС подошла к лимиту денежной массы, которая покрывалась бы золотыми запасами в ее распоряжении. Экономика находится в кризисе, тоже виртуальном. Это приводит к тому, что о нем пишут не то, что происходит на самом деле. Сначала была рефлекторная истерика. Сегодня - замалчивание. Особенно явно это видно на примере России. В прессе – тишина.
В условиях инновационного финансового бума экономическая и политическая элита утратила контроль за движением финансовых инструментов. Футурологи давно предсказывали бунт машин против своих создателей. Поэтому нынешний кризис это «бунт финансовых инноваций». И хотя финансовые услуги помогают направить средства в высокодоходные отрасли, но чрезмерные финансовые инновации порождают «финансовое оружие массового уничтожения», по меткому выражению выдающегося инвестора Уоррена Баффета. За последние тридцать лет по всему миру было зарегистрировано 117 системных банковских кризисов и 51 пограничный случай. В среднем потери ежегодно составляют приблизительно 10% от ВВП.
Если кризис финансовый – это не значит, что финансовая система была плохая. Наоборот, она была почти совершенна. Причем настолько, что покрывала кризис перепроизводства.
В социуме постоянно рос уровень жизни. Люди старались выделиться из общей массы, чтобы доказать всем свою индивидуальность.
Чтобы добиться этого у потребителей постоянно взвинчивались потребности. Они давно превысили некоторый реальный уровень. Стала преобладать доля виртуальных потребностей.
Экономика активно поддерживала рост потребностей. За счет предложения все новых и новых товаров и услуг. С явно избыточными характеристиками. Экономика стала инновационной и сервисной.
Государство активно поощряло эти процессы за счет дерегулирования. Стимулировало создание новых финансовых инструментов, которые раскручивали спираль виртуальной экономики.
Социум, рынок, экономика и государство мощно стимулировали друг друга. В итоге вся социально-экономическая система пошла вразнос.
Кризис сегодня затронул весь мир. Поразил тех, кто был наиболее успешен последнее десятилетие.
Теперь о технологиях. Многие специалисты считают, что экономическая теория является фундаментом управления. Во всяком случае такое заблуждение есть. Проблема экономической науки в том, что она худо ли бедно позволяет описать ограниченный круг экономических явлений. Но не показывает, как ими можно управлять. И это вызывает недоумение у многих менеджеров, политиков и даже экономистов.
«Дайте мне одностороннего экономиста! Все мои экономисты говорят: "С одной стороны… с другой стороны..."» Гари Трумэн (президент США в 1945 — 1953 гг.).
«…Есть что-то скандальное в зрелище такого количества людей, совершенствующих анализ состояния экономики, и при этом никак не объясняющих, почему та или иная ситуация возникает или должна была возникнуть…» Лауреат нобелевской премии по экономике 1973 г. В.Леонтьев (1906 — 1998).
«Экономика, однако, похожа на женщину. Её разве поймёшь?» — д.э.н., профессор, А.Я.Лившиц, помощник Б.Н.Ельцина по экономическим вопросам, зам. предсовмина РФ и министр финансов РФ.
Один из постулатов экономической теории – ограниченность ресурсов. Современные менеджеры доказали явную глупость этого постулата, успешно заменяя недостающие ресурсы технологиями.
Еще в начале XX века Шумпетер доказал, что для развития экономики гораздо важнее не те процессы, которые создают равновесие, а те, которые его нарушают. Состояние равновесия это аномалия, а его нарушение – это норма развития. Фирмы характеризуются постоянной динамикой, постоянно разрушают равновесное состояние самой себя и рынка.
В современной экономике точка равновесия вообще теряет смысл. Задача предпринимателей – дать потребителю максимальную возможность выбора за счет создания переизбытка товаров. А это возможно за счет максимального отклонения экономической системы от точки равновесия. Задача предпринимателя – ввести экономику в максимально неравновесное динамическое состояние.
По признанию специалистов Всемирного банка ориентация на стабильность в мировом развитии оказалась неэффективной. В тех странах, где проводилась политика либерализации и стабилизации ситуация стала еще хуже.
Согласно классической теории существует обратно пропорциональная зависимость между количеством товара и его ценой. Для современного рынка это не справедливо. Повышение цены приводит к увеличению спроса. Потребитель готов платить дороже за новый товар, за право быть новатором, быть первым. Для него это вопрос статуса. И это уже стало не частным случаем, а незыблемым правилом.
Предельная полезность превращается в беспредельную бесполезность. Люди продолжают потреблять все больше и больше. За счет дополнительного стимулирования, в том числе с помощью кредитов.
Кризис перепроизводства запрограммирован концепцией экономии на масштабе. Чем больше, тем выгоднее.
Один из вариантов придания строгости экономики – использование физических моделей, например, термодинамики. Это явная глупость. Физика – естественная наука, изучает природные явления. Экономика – искусственная наука, изучает конструкции, созданные человеком. За любыми экономическими явлениями стоят политические действия в интересах определенных групп людей. Объективных законов не существует. Для придания якобы объективности в экономике чрезмерно используются математические модели, которые все больше лишаются экономического смысла.
Новая экономика построена на постоянном разрушении равновесия между спросом и предложением. Движущими силами выступают государство и предприниматели. Они в значительной степени используют и усиливают несовершенство и иррациональность поведения людей.
Теперь рассмотрим более подробно управленческие технологии – маркетинг, политику (в том числе госрегулирования), бизнес-планирование и менеджмент. С ними тоже не все так гладко.
Агрессивный маркетинг спровоцировал кризис перепотребления. Считалось, что потребности безграничны. И их стали искусственно стимулировать. Люди забыли, в обмен на что они покупают товары. Они охотно тратили будущие доходы. В результате сегодня многие – банкроты.
От удовлетворения потребностей фактически перешли к их созданию. Активно вовлекая в процесс покупки. Маркетинг создает новый образ жизни, формирует новое общество. Он фактически превратился в социальное программирование.
Рынки фрагментируются. Если раньше речь шла о завоевании доли рынка, то сегодня надо говорить о конструировании собственного рынка из кусочков от разных рынков. Кризис переделывает рынки. Освобождаются ниши и даже сегменты. Из них уходят конкуренты.
Основные задачи маркетинга во время кризиса - удержать уже имеющиеся позиции на рынке и сохранить имидж компании. При оттоке клиентов нужно активизировать работу с оставшимися, предлагать им дополнительный сервис. Стараться предложить больше тем клиентам, которые в состоянии это оплатить. Тщательнее подходить к выбору своего основного типа клиента.
До кризиса отрасли быстро развивались в условиях повышенного спроса. Сегодня ступор. В лучшем случае темпы развития резко замедлились. В худшем – сокращение предложения в разы. Возник кризис доверия к партнерам. Конкуренция резко обострилась. Сместилась с национального масштаба на мировой.
Акцент смещается с материального товара на обслуживание. Реальные товары замещаются виртуальными. Жизненный цикл товара укорачивается до 1 года – нескольких месяцев. В цену включается наценка за виртуальные ценности. Снижать издержки просто невозможно. Если потребитель считает, что он не может купить товар, дорого, то приходит банк и дает кредит. В области распределения возник кризис стратегических альянсов. Кризис продвижения возник в результате превращения информирования в программирование.
До кризиса считалось, что имидж – главный товар компании. Поскольку он способствует капитализации. Сегодня мы видим конец имиджевой рекламы. Нужно интенсивнее применять PR-технологии. Они хорошо готовят плацдарм для выхода из кризиса.
Именно в кризис больше шанс «застрять в мозгах». У людей в стрессе повышенная чувствительность.
Теперь о политике. Политика – принятие решения с учетом потребностей заинтересованных групп. Наиболее уязвимой оказалась существующая модель отношений между акционерами, инвесторами, советами директоров и наемным топ-менеджментом. Произошло отделение собственности от контроля. Наемный топ-менеджмент превратился в некую самостоятельную и плохо контролируемую силу.
Ключевая цель была – капитализация, создание стоимости. Последние два десятилетия. По ней акционеры оценивали эффективность менеджмента. К этому привело обезличивание собственника, особенно в крупных компаниях. Цель собственника была заменена универсальной целью. Смежная цель – наращивание активов, особенно нематериальных. Отсюда стратегия – слияния и поглощения. А далее – непременный крах. Не зря первое, что стали делать многие компании в кризис – продавать непрофильные активы, сбрасывать балласт.
Основная стратегия для создания стоимости – строительство финансовой пирамиды. Другого способа нет. Бумаги напечатали много, товара произвели еще больше. Пирамида рухнула. В результате все живут в долг. Обмениваются друг с другом резаной бумагой. Но сегодня пришло время платить по долгам реальным. Сегодня в выигрыше тот, кто производит реальный товар, а не виртуальный. Пример – Китай.
Раньше цель была первична, теперь нужно использовать программно-целевой метод. Четкое направление превращается в коридор. От четко прописанной стратегии к стратегическому полю принятия решений. Работа на перспективу это подушка безопасности
Необходим переход от гармонии экономики теоретической к дисбалансу экономики реальной. От сбалансированной политики как утопии к поляризованной. В интересах доминирующего клана. Усилить лоббирование интересов.
Современные технологии бизнес-планирования оказались несостоятельны. Проектов оказалось больше, чем общество могло профинансировать. Сегодня мы имеем накопленные риски. Любой проект нарушает привычный ход событий и поэтому является источником кризиса. 90 % проектов терпят крах.
Срок окупаемости проекта – главная характеристика бизнес-плана. И точка безубыточности. Далее считается чистая приведенная стоимость и внутренняя норма доходности. Эти параметры находятся в диапазоне 20 – 30 % от нулевой точки. Что мы имеем? Мы предлагаем инвестору проект с риском потерять деньги 90 % и с возможностью заработать 20 %. Какой же нормальный человек, без проблем с головой на это согласится?
Инвестора интересует срок кратной окупаемости. И не риск, а безопасность. Риск интересует не инвестора, а страховщика.
Получается, что у инвестора свои критерии оценки проекта, не совпадающие с книжными.
И, наконец, поговорим о менеджменте.
Ключевая функция – прогнозирование и планирование. Прогнозирование почти невозможно, хотя сегодня существует около 150 методов. Все они практически бесполезны. В 2008 году рухнули именно те отрасли, для которых прогноз в 2005 году был сверхблагоприятным. Сокращается горизонт планирования. Россия перешла на квартальный бюджет, некоторые корпорации – планируют на неделю.
Кадры решают все. Глупее ничего не придумать. Люди – основной источник кризиса. Именно они его создают. Система придает организации стабильность и работоспособность. А люди вносят хаос. Поэтому, в преодолении кризиса приоритет нужно отдавать не персоналу, а системе, структуре. А что касается персонала, то опыт, значение которого так превозносился, оказался не только бесполезным, но и вредным. Те навыки и умения, которые позволяли быть менеджеру эффективным до кризиса, сегодня превратились в тормоз.
Неэффективный менеджмент способен лишь ускорить смерть. Тоже может быть полезно, чтобы долго не мучиться.
Вывод. Мы создали высокотехнологические экономические и управленческие инструменты, которые стали работать во вред системе.
Возникла ситуация харакири – мы закололи сами себя.

 
Категория: Экономика
Просмотров: 1845 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0