Четверг, 24.08.2017, 12:47       Приветствую Вас Гость | Вход  

В разделе
История [1]
Маркетинг [2]
Менеджмент [4]
Политология [7]
Психология и педагогика [13]
Социология [10]
Управление персоналом [0]
Управление предприятием [5]
Филология и лингвистика [5]
Философия [4]
Экономика [54]
Юриспруденция [10]

Интернет - конференции » Каталог конференций » Архив статей » Политология

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ КАК ПОВЕСТКА ДНЯ

Е.В. Яблонских
Сибирская Академия государственной службы (СибАГС), г. Новосибирск
В современных политологических словарях нередко под повесткой дня понимается перечень, план, набросок и тому подобное того, что должно быть сделано, вопросы, которые должны быть утверждены или одобрены. Данная статья в принципе сводится к нескольким тезисам. Так или иначе, эти сюжеты обсуждались и обсуждаются в обществе, и потому задача будет состоять, скорее, не в открытии чего-то принципиально нового, а в расстановке акцентов на тех позициях, которые представляются наиболее острыми и важными.
Первое. Коррупция на всех уровнях организации государства и общества действительно приобрела сегодня угрожающие масштабы, превратившись, по сути в одну из угроз национальной безопасности. Впору говорить об острой необходимости еще одного национального проекта (по борьбе с коррупцией), не менее важного в сравнении с четырьмя ныне существующими проектами. Коррупция не только подрывает доверие к государству со стороны граждан и мирового сообщества, не только крайне негативно сказывается на его имидже и репутации. Позорно и постыдно по всем мировым рейтингам находиться в самом низу “коррупционной лестницы”, - где-то рядом с Индонезией, Узбекистаном, Боливией и Нигерией. Коррупция не только оборачивается колоссальными финансовыми потерями. По данным некоторых экспертов в коррупционном обороте находятся сегодня суммы, сопоставимые с бюджетом государства.
Существует огромное количество других следствий рассматриваемого нами явления, которые, по словам экономического советника ОБСЕ Дмниэля Линотта, многообразны, но одинаково печальны. Это, по его словам, “присвоение государственных средств, низкие показатели экономического роста в результате того, что высокий уровень коррупции отпугивает частных инвесторов, коррумпированность правоохранительных и судебных органов, что мешает действию законов, утечка интеллектуального потенциала, так как представители элиты предпочитают работать и процветать за границей” [1. С.42].
В контексте противодействия коррупции на местах, то есть если мы рассматриваем именно региональный аспект проблемы, важно следующее: В соревновании российских регионов по поводу внутренних и особенно внешних инвестиций, а такая конкуренция имеет место, уровень коррупции в соответствующем городе или субъекте Федерации является одним из решающих факторов, обеспечивающим либо выигрыш, либо проигрыш.
Второе. Проблема коррупции в России является настолько глубокой, многоуровневой и многогранной, что решить ее радикально при помощи некоей лихой кавалерийской атаки невозможно. Реалистичной будет сегодня не задача тотального искоренения коррупции (это утопия), но задача ее ограничения хотя бы отчасти безопасными для общества и, скажем так (в кавычках, конечно) социально приемлемыми рамками. И если именно такая задача будет решена в ближайшее десятилетие, следует считать это успехом и большой удачей. Почему такая оценка ситуации выглядит, может быть, излишне осторожной и не слишком оптимистичной? Для этого есть целый ряд серьезных оснований.
Во-первых, коррупция в России имеет глубочайшие исторические корни. Это было связано с традиционным колоссальным влиянием государства на все стороны общественной жизни, традиционным для России переплетением отношений власти и собственности, а также тем, что очень долгое время взятки и прочие злоупотребления были для российского чиновничества по сути дела способом выживания. Можно в этой связи процитировать одного известнейших американских историков, изучавших Россию, а именно Ричарда Пайпса. Он замечает, что “ставшее притчей во языцах взяточничество русских чиновников (особенно провинциальных, и уж тем более в губерниях, удаленных от центральных городов) не было следствием каких-то особых черт русского национального характера или ничтожности людей, избравших административное поприще. Оно порождалось правительством, которое не имея средств на управление, не только веками не платило жалованья своим чиновникам, но и прямо советовало “кормиться от дел”[2. С.369].
Конечно, сегодня госслужащие получают регулярную зарплату, пусть и не слишком высокую. Но за столетия истории в чиновничьей среде сформировался очень устойчивый и совершенно особый тип сознания (ментальности, если использовать модные термины), совершенно особый тип профессиональной этики, тип, извращенной, по сути своей, этики. Злоупотребления, совершаемые госслужащим, если об этом становится известным его коллегам, далеко не всегда вызывает у них осуждение и желание сообщить об этом руководству или в соответствующие органы. Зачастую это воспринимается либо как нечто естественное, либо, по крайней мере, как нечто допустимое. Больше того, иногда вокруг чиновника, находящегося на должности, дающей возможности извлечения административной ренты, но решившего вдруг работать честно, создается атмосфера, в которой он работать не может. Его попросту “выдавливают” из соответствующей организации. И такие случаи известны.
Во-вторых, коррупцию нельзя рассматривать как болезнь, поразившую только лишь сферу политики и административного управления. К сожалению, приходится констатировать, что она поразило все общество. В коррупционные отношения оказались втянутыми многие социальные группы и слои населения, которые подчас чувствуют себя в системе этих отношений более комфортно, нежели вне этой системы. Речь, подчеркиваю, идет не только о политиках и чиновниках, причем какие-то огульные обвинения являются здесь неуместными, - очень многие из государственных служащих - вполне порядочные люди и добросовестные сотрудники.
Речь идет также и об определенной части бизнеса, который просто-напросто стремится установить особые, доверительные отношения с представителями власти (по научному - отношения клиентелы). Установить такие отношения с целью получить нужные для себя решения, определенные экономические привилегии и преференции, выразив затем свою благодарность в форме печально знаменитых “откатов”. Зачастую бизнесмену, начинающему строительство или иное дело, особенно крупное, просто легче и выгоднее заплатить, чем долго и мучительно собирать согласования и разрешающие подписи, теряя нервы, время, а в коечном счете те же деньги. Поэтому информация о том, сколько, за что и кому нужно заплатить, принадлежит в определенной сфере бизнеса к разряду особо ценных.
По Новосибирску не известны такие данные, но по некоторым регионам такая информация мелькала: появляются, назовем их так, специализированные фирмы-посредники, которые предлагают комплексное решение названных выше задач, гарантируют быстрое выполнение соответствующих заказов, так сказать, “под ключ”.
К сожалению, в систему коррупции оказываются втянутыми и рядовые граждане - часто вынуждено, но подчас и вполне добровольно. Автомобилисту сплошь и рядом оказывается просто удобнее заплатить сотруднику ГИБДТ 50-100 рублей, нежели платить тот же штраф в сбербанке, выстаивая очередь и заполняя бланки с 14-тизначными банковскими реквизитами. Больному и его родственникам оказывается проще платить нянечке в больнице по 50 рублей в сутки и получить гарантии надлежащего ухода, чем просто требовать такой уход и писать жалобы в случае его отсутствия. А что можно сделать с нянечкой, получающей 3.000 рублей в месяц? Родителям оказывается проще нанять за приличные деньги для не слишком успевающего ученика в качестве репетитора его же учительницу, и быть уверенными в том, что оценка за четверть или за год будет высокой. - Качество подготовки выступает здесь вопросом второстепенным. И примеров такого рода фактической коррупции на низовом уровне можно привести огромное множество.
Третье. Какие меры могут быть предложены, более или менее эффективные в плане ограничения масштабов (подчеркиваю, не искоренения, а именно ограничения масштабов) коррупции. Многие из них известны, некоторые звучали в выступлениях Президента РФ. Некоторые из них очевидны и апробированы мировым опытом, но политико-административная элита не торопиться к ним обращаться. Что имеется в виду, например?
Во первых, доходы и собственность чиновников, особенно высокого ранга и занимающих “коррупционно-опасные” должности (а также членов их семей) должны быть абсолютно прозрачными. Имеются в виду, в том числе, ежегодные декларации о доходах за прошедший год и собственности, приобретенной за это время. И если приобретения превышают официальную зарплату госслужащего или политика, - это должно быть предметом самого серьезного разбирательства. В установлении фактов такого рода вполне могут быть задействованы и общественность и СМИ. Должны быть установлены фиксированные и очень небольшие пределы стоимости подарков, которые могут получать политики и чиновники. Для них должны быть категорически запрещены всякого рода круизы, поездки и командировки в экзотические места якобы для участия в семинарах и конференциях за счет коммерческих структур, - нередко это выступает завуалированной формой взятки.
Во-вторых, должны быть максимально упрошены процедуры, связанные с открытием бизнеса, причем эта задача особенно актуальна для российской провинции. По данным петербургского ученого В. Волкова (выступление на конференции в Новосибирске, январь 2007 г.), для строительства и введение в действие гипермаркета в Новосибирске требуется в 2.5 раза больше подписей-согласований (около 400), чем в Москве, а в Кузбассе эта цифра еще выше (около 600). Дебюрократизация в этих вопросах выступает не только способом ограничения коррупции, но и способом превращения региона в инвестиционно привлекательную территорию. А значит инструментом ее успешного социально-экономического развития.
В-третьих, государственная служба, должна, с одной стороны, стать занятием действительно привлекательным - в том числе и прежде всего для специалистов высокого и высшего класса, привлекательной в том числе в материальном отношении, - настолько привлекательным, что риск потерять эту работу превышал бы возможные дивиденты от административной ренты. Это означает, конечно, существенное увеличение зарплаты и социальных гарантий. Недавно один автор утверждал, и это мнение сегодня довольно-таки распространено, что современное государство по своей организации и способам деятельности все больше напоминает крупную корпорацию, только ориентировано оно не на частный интерес, а на общий. Но если это так, то неужели охранник частной корпорации (скажем, “Лукойл”) должен получать больше, чем охранник (читай милиционер) корпорации “Государство”, гораздо более значимой для общества. Параллели в смысле должностей могут быть продолжены. Конечно, это потребует очень больших затрат, но если в результате этого хотя бы часть коррупционного оборота перейдет в официальный бюджет, мероприятие окупится с лихвой.
Но, с другой стороны, одновременно должна быть усилена ответственность за должностные злоупотребления. Наказания за них должны быть жесткими, никак не условными, и, видимо, сопровождаться конфискацией имущества. И в любом случае должен следовать запрет на последующее занятие государственных должностей.
В-четвертых, необходимо максимально упростить процедуры административных санкций за те или иные нарушения, сделать их максимально прозрачными, понятными и, если хотите, “удобными” для граждан. Во многих странах, например, многие штрафы, в том числе за нарушение правил дорожного движения, гражданин оплачивает простым почтовым переводом. Не видится причин, почему это не может быть сделано у нас.
Четвертое. Еще раз подчеркнем, коррупция в России - и на национальном, и на региональном уровнях - чрезвычайно многоплановое, многоаспектное и масштабное явление, само ограничение которой, достижение в этом вопросе отрицательной динамики потребует длительного времени, консолидации всех здоровых сил общества и целого комплекса, целой системы мер законодательно-политического, административного и иного порядка. Потребуется громадная пропагадистски-воспитательная работа по формированию общественного мнения в соответствующем ключе. И все это подразумевает очень простую и, вместе с тем, сложную вещь.
Прежде чем принимать отдельные меры по борьбе с коррупцией, сколь бы эффектными они не казались и сколь бы быстрые результаты они не обещали (чаще всего это иллюзии), прежде чем принимать действительно фундаментальный закон о борьбе с коррупцией, должна быть разработана действительно целостная и всесторонняя, действительно системная, скрупулезно проработанная и рассчитанная на среднесрочную и долгосрочную перспективу концепция борьбы с коррупцией в Российской Федерации. Сегодня, рискнем сказать, таковой концепции нет, и в ее отсутствии отдельные мероприятия в этой области, нередко приобретающие форму кампаний, по большей части оказываются в лучшем случае паллиативами. Еще предстоит огромная работа по противодействию коррупции на всех уровнях.

Список литературы

1. Вишневский Б. Слепонемоглухота российской Фемиды - надежная крыша для коррупции // РФ сегодня.- 2004.- № 6.- С. 42.
2. Пайпс Р. Россия при старом режиме. - М., 1993. - С. 369.

 
Категория: Политология
Просмотров: 1894 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0