Четверг, 24.08.2017, 12:55       Приветствую Вас Гость | Вход  

В разделе
История [1]
Маркетинг [2]
Менеджмент [4]
Политология [7]
Психология и педагогика [13]
Социология [10]
Управление персоналом [0]
Управление предприятием [5]
Филология и лингвистика [5]
Философия [4]
Экономика [54]
Юриспруденция [10]

Интернет - конференции » Каталог конференций » Архив статей » Политология

Национальные интересы : сущность, структура, политические механизмы формирования

Трухачёв Владимир Владимирович
Российский Университет Дружбы Народов, г. Москва
В данной статье речь идет о политических механизмах выявления и реализации национальных интересов как сферы публичной политики. Эти механизмы тесно связаны с пятью важнейшими факторами, такими как системность, причинная обусловленность, осознанность, интегратив-ность и конкретно-историчность, которые согласуют различные, в том числе не совпадающие интересы в единой целостной структуре. При этом национальные интересы выступают как результат выбора из не-скольких вариантов политического решения того или иного вопроса и предполагают достижение определенной цели.
In given article it is a question of political mechanisms of revealing and implementation of national interests as spheres of a public policy. These mecha-nisms are closely connected with five major factors, such as systematization, causal conditionality, sensibleness, integrativness and concrete-historicity, which will co-ordinate various, including not conterminous interests in uniform complete structure. Thus national interests act as result of a choice from several variants of the political decision of this or that question and assume definite purpose achievement.

Формирование и реализация национальных интересов – предмет особого внимания государственных институтов, политических партий, общества в целом. Это сложный и многоступенчатый процесс, требующий объединенных усилий ученых, политиков, руководителей различных уров-ней. Он тем эффективнее, чем лучше организован, чем яснее организаторы представляют его структурные и функциональные элементы, прямые и об-ратные связи между этими элементами. Участниками такого дискурса яв-ляются те, кто мыслит категориями нации, национальной идентичности, национальных интересов и т.д., определяя и переопределяя их [13, с. 141-152]. В качестве конструкта и системообразующей основы формирования национальных интересов выступают действующие в том или ином госу-дарстве политические механизмы по выработке и артикуляции этих инте-ресов. Политические механизмы отражают очень сложный комплекс, со-стоящий из агентов и сетей, влияния среды и модуля целеполагания, цен-ностных ориентиров и нормативных регулятивов, знаний и эмоций, проце-дур и операций, институциональных форм и типов коммуникаций и т. д. [5, с. 120-121].
Исходя из комплексной природы национальных интересов, их фор-мулирование и реализация должны быть прерогативой, прежде всего, го-сударства, ориентированного на улучшение качества жизни граждан, а значит, монополией на легитимную интерпретацию общенациональных приоритетов обладают институты государственной власти. Однако госу-дарство не является единственным участником реализации национальных интересов. В связи с этим целесообразно рассмотреть борьбу и возможные результаты перераспределения символической ответственности в полити-ческом поле национальных интересов между основными агентами поля: властью различных уровней, бизнесом, доминирующими партиями, по-скольку стремление утвердить определенную интерпретацию националь-ных интересов нередко оказывается частью борьбы за вполне конкретные культурные и политические «права» [11, с. 60].
Следовательно, государственные решения, подразумевающие некие механизмы формирования национальных интересов и содержащие проек-ты определенных публичных акций, выступают лишь одним из элементов (хоть и ключевым) общей системы публично-государственной политики [6, с. 19]. Но при этом формирование национальных интересов с помощью политических механизмов является следствием комплексной и организо-ванной совместной деятельности индивидов и их групп по легитимному разрешению общественных проблем при руководящей и интегративной роли институтов государственной власти и на основе использования кол-лективных ресурсов общества, которая включает в себя совокупность пуб-личных целей и задач, условий и норм, решений и действий, а также их со-циальных результатов и последствий.
Политические механизмы формирования национальных интересов необходимо рассматривать в общем контексте политического процесса той или иной страны в силу того, что на формат и содержание различных госу-дарственных актов оказывают влияние самые разнообразные силы, и в том числе негосударственные акторы: партии и группы давления, средства массовой информации и социальные движения, массовая и индивидуаль-ная активность граждан. Содержание политических механизмов формули-рования и реализации национальных приоритетов на государственном уровне нередко выражает определенный баланс интересов, результирую-щий расстановку и соотношение сил акторов, сложившиеся на политиче-ской сцене в определенный момент.
Эти механизмы принятия решений выступают важным компонентом публично-государственной политики, которая включает комплекс условий и норм, акторов и акций. Если попытаться дать ее общее определение, то политические способы выработки общенациональных задач представляют собой совместную деятельность индивидов и их групп по легитимному разрешению общественных проблем при руководящей роли органов госу-дарственной власти и на основании использования коллективных ресурсов социума.
Механизм формирования национальных интересов во многом зави-сит от модели государственного управления, доминирующей в той или иной стране: «закрытой» или «открытой», бюрократической или согласо-вательной. В связи с этими моделями в современном мире выстраиваются структуры управления с доминированием «иерархических вертикалей» или «сетевых горизонталей». Кроме того, в управленческой структуре выделя-ется ряд таких базовых измерений как политическое руководство, админи-стративное регулирование и организационная работа, связанных с функ-циональным разделением труда в процессе подготовки, утверждения и ис-полнения публичных решений, связанных с реализацией национальных интересов.
Выполнение данных задач не представляется возможным без иссле-дования основных сущностных черт национальных интересов.
К настоящему времени сложилось несколько подходов к вопросу о сущности национальных интересов. В отличие от «общественного интере-са», который регулируется системой законов, определяющих внутригосу-дарственную политику, понятие «национальный интерес» относится также и к сфере внешней политики государства. Следует обратить внимание на то, что сторонники строгого понимания категории «национальный инте-рес» как в теории, так и в политической практике придерживаются этого разделения. Так же, как понятие «общественный интерес» использовалось для приумножения и защиты общественного блага против внутренних вы-зовов, понятие «национальный интерес» использовалось для продвижения целей внешней политики [26, P. 2].
Однако, учитывая позиции ряда ученых Запада и России, необходи-мо иметь в виду тот факт, что общественные и национальные интересы не исключают друг друга. Общественные интересы испытывают на себе влияние международной обстановки (особенно сильное в периоды ее обо-стрения). А национальные интересы зависят от экономической ситуации, социальной и политической стабильности и морального климата в стране [21, с. 288-298].
Главная составляющая национального интереса – это императив вы-живания (или самосохранения) государства и его развития на всех уровнях с учетом международной ситуации. В условиях глобализации политики возникает множество вопросов, имеющих отношение к категории нацио-нального интереса, а значит, и к проблемам национальной безопасности. Сохранит ли значимость национальный интерес в условиях интернациона-лизации и возрастания роли международных организаций, когда регулиро-вание осуществляет «не правительство как субстанциональный орган» [10, с. 7]? Что произойдет с национальными интересами при наличии тенден-ции к размыванию национально-государственного интереса? Эти и другие вопросы, связанные с данной категорией, волнуют многих ученых и поли-тиков, некоторые из которых ставят под сомнение актуальность самой проблемы национального интереса в современном мире [20, с. 11].
Определение национальных интересов отдельно взятого государства предполагает обязательный учет интересов других государств, а в чем-то и интересов всего мирового сообщества, поскольку в данной связи возникает «особый модус социального взаимодействия, логика которого отличается как от логики рынков, так и от логики правительсва» [25, P. 188].
В целом анализ научной литературы и в частности определение на-циональных интересов как совокупности причинно обусловленных по-требностей и неотъемлемых ценностей исторически сложившейся, объе-диненной социокультурными связями и организованной в государство со-циальной общности, удовлетворение и защита которых объективно необ-ходимы для будущего существования и развития последней и возможны в полной мере лишь благодаря осознанным совместным усилиям ее предста-вителей, позволяют говорить как минимум о пяти важнейших характери-стиках, раскрывающих сущность данного явления. Ими выступают сис-темность, причинная обусловленность, осознанность, интегративность и конкретно-историчность.
Системность национальных интересов заключается в том, что они являются органично взаимосвязанными, функционирующими по общим законам элементами сложносоставной и многоуровневой системы. Нахо-дясь в постоянном взаимодействии между собой, они обнаруживают цело-стность и структурную соподчиненность, которые предполагают в том числе и наличие в системе национальных интересов функциональных свя-зей координации (согласуют различные, в том числе не совпадающие ин-тересы в единой целостной структуре) и субординации (способствуют вы-членению приоритетов, непосредственно зависящих от конкретных усло-вий существования и развития нации).
По мнению С.Л. Проскурина, основной системообразующий признак национальных интересов состоит в строгой иерархии, предполагающей достижение главной цели. На ее основе строятся все остальные элементы системы национальных интересов [19, с. 52]. Например, ключевыми фак-торами формирования национальных интересов являются географическое и геостратегическое положение, обеспеченность сырьевыми ресурсами, количественный и качественный состав населения, уровень экономическо-го развития, наличие внешних и внутренних угроз, характер внутреннего устройства и т.д.
По мысли Л.И. Абалкина, проблема детерминирования националь-ных интересов «является весьма многоплановой и включает в себя: необ-ходимость обеспечения благоприятных условий для экономического про-цветания и защиты отечественных производителей; сохранение и улучше-ние материальных, духовных и нравственных устоев жизнедеятельности соответствующей социальной общности людей; выполнение функций и обязательств, диктуемых геополитическим положением страны, ее местом в системе мирохозяйственных связей и отношений» [1, с. 7]. Другими сло-вами, политические механизмы формирования национальных интересов неразрывно связаны с основными параметрами экономического, социаль-ного, научно-технического, культурного и духовного развития страны, а также определяются внутри- и внешнеполитическими реалиями, в которых она находится.
Еще одна важнейшая сущностная характеристика национальных ин-тересов – их осознанность. Осознание всеобщности национальных интере-сов и необходимости их согласованной реализации превращает последние в важнейший ориентир текущей деятельности государства. Умение осоз-навать и четко выражать национальные интересы позволяет отличить го-сударственную мудрость от политического авантюризма и корыстного служения интересам узкой группы лиц. Национальные интересы становят-ся своего рода «категорическим императивом», критерием, с одной сторо-ны, должного, а с другой – допустимого как в политической теории, так и в политической практике.
Следует отметить, что вопрос о методологических основаниях для выявления степени соответствия программных заявлений или политиче-ского курса правительства национальным интересам является дискуссион-ным.
По мысли Б.В. Межуева, когда политик, исследователь или публи-цист пишет об адекватности той или иной политики национальному инте-ресу, он, как правило, подразумевает, что она отражает общественное мне-ние или выраженную публично позицию политических и экономических элит данной страны; отвечает культурным традициям страны, устойчивым представлениям о ее геополитической, конфессиональной и т.д. идентич-ности, ее роли в мировой истории; способствует укреплению военно-стратегических позиций государства; ведет к улучшению ее социально-экономического положения [12, с. 26].
В.Л. Выборной полагает, что определенная устойчивость националь-ных интересов делает возможным использование для их изучения таких методов анализа как экспертная оценка и системная формализация: «Вы-членяя под системную формализацию устойчивые, определяющие элемен-ты действительности и объективные потребности, анализируя их в системе причинно-следственных связей и в динамике (прошлое, настоящее, буду-щее), а также коррелируя полученные результаты через экспертные оцен-ки, можно с достаточной степенью достоверности выйти не только на дей-ствительные интересы, но и на тенденции их развития. Это позволит уйти от мнимых интересов и тем самым усилить эффективность движения об-щества по пути успешного развития» [4, с. 18].
Э.А. Поздняков считает полезным при анализе национальных инте-ресов различать в них мотивировочную (политико-идеологическую) сто-рону и их практически-политическое содержание [17, с. 81]. Мотивиро-вочный аспект обычно служит целям оправдания тех или иных предпола-гаемых или уже совершенных внутри- и внешнеполитических акций госу-дарства под предлогом защиты национальных интересов. Данная функция национальных интересов является довольно распространенной в политиче-ской практике. Однако мотивировочный аспект национальных интересов не остается данным раз и навсегда: он может изменяться на протяжении сравнительно коротких исторических периодов, тогда как сами националь-ные интересы сохраняются в течение долгого времени неизменными.
Что же касается практически-политического аспекта национальных интересов, то он основывается на реальных потребностях в развитии того или иного национального сообщества и выражен в целях, намерениях и средствах, с помощью которых данные потребности реализуются. Меня-ются времена, меняются и потребности, меняются, соответственно, опре-деленные интересы, а вместе с ними – цели и средства внутренней и внеш-ней политики.
В целом многие исследователи согласны с тем, что национальные интересы выступают как результат выбора из нескольких вариантов поли-тического решения того или иного вопроса и предполагают достижение определенной цели. Выдвигаемые же цели призваны решить проблему достойного, соответствующего историческому периоду и сложившимся представлениям о таком существовании, бытия нации. В этом смысле о су-ти политических механизмов выработки национальных интересов можно сказать, что это также «мотивированная модель действий» и «сформиро-ванное в сознании опережающее отображение процесса достижения сис-темой заданного состояния» [2, с. 51-52].
Четвертая характерная черта национальных интересов – их интегра-тивность. Эффективная реализация национальных интересов предполагает не монополию одной партии или политической группировки, а определен-ную систему сдерживающих сил и противовесов, гарантированное призна-ние прав меньшинства, гласный демократический контроль за деятельно-стью всех ветвей власти, словом, все то, что образует конституирующие признаки правового государства. Кроме того, формирование националь-ных интересов политическими методами неизбежно требует задействова-ния всех институтов гражданского общества.
По мысли Э.А. Позднякова, понятие «национальные интересы» так или иначе выражает внутренний общественный консенсус, «объединяю-щий в единое целое совершенно разных во всех отношениях людей и су-ществование народов, наций, государств как неких единых образований» [17, с. 121]. Аналогичной точки зрения придерживается и И.Г. Яковенко, по мнению которого «национальные интересы принципиально диалогич-ны» (имеется в виду диалог внутри общества в ходе формирования кон-цепции интересов) [23, С. 121].
Обретая по мере поступательного развития нации все более универ-сальный для нее смысл, легитимные политические механизмы формирова-ния национальных интересов становятся осевыми элементами общенацио-нальной идеи – системы ценностей, определяющих архетипические черты и неотъемлемые характеристики национального сообщества и выражаю-щих культурную преемственность в его духовной истории.
Вместе с тем трудно отрицать, что механизмы политической концеп-туализации национальных интересов способны придать национальной идее мощный интегративный заряд, который позволяет национальному со-обществу сохранять свою социокультурную идентичность, а также адек-ватно реагировать на вызовы времени и кризисные проявления человече-ской цивилизации. Значимость национальных интересов для исторических судеб страны и народа позволяет рассматривать любую угрозу этим инте-ресам как вопрос национальной безопасности. И национальные интересы, и национальная безопасность, таким образом, становятся органично взаи-мосвязанными, тесно пересекаются. Так, У. Липпман полагает, что «нация обеспечивает свою безопасность, когда она не жертвует своими законными интересами для избежания войны» [27, P. 8]. По мысли Д.Коллинза, «на-циональная безопасность - это меры, принимаемые страной или коалицией стран для охраны их интересов от любого рода неблагоприятных воздейст-вий – внешних или внутренних» [24, P. 309].
Наконец, еще одна сущностная характеристика национальных инте-ресов заключается в их конкретно-историчности. Национальные интересы складываются в ходе длительного исторического процесса, характер про-текания которого обладает своей спецификой для каждой конкретной на-ции и во многом определяется ее материальной и духовной культурой, ценностными ориентирами, традициями, памятью о героическом прошлом, идеологическими установками и т.д.
Таким образом, имея объективную основу – социально-экономическую, культурно-историческую, геополитическую и т.д., – на-циональные интересы должны быть определенным образом артикулирова-ны. На процесс их артикуляции способны оказывать влияние обществен-ное мнение, политическая борьба, средства массовой информации, содер-жание предлагаемых различными акторами политической сцены программ и путей реализации насущных потребностей нации. Тем самым становится важной роль, которую при формировании системы национальных интере-сов играет уровень развития гражданского общества и его институтов. При достаточной степени развитости последних возникает целостная сбаланси-рованная система «нация-государство», в которой вырабатываются меха-низмы уравновешения разнообразных интересов.
Выше было установлено, что понятие «национальные интересы» на-ходится в отношениях совместимости с понятиями «национальная идея» и «национальная безопасность». И если последнее лишь в определенной сте-пени можно причислить к целям деятельности государств на международ-ной арене, то для «национальной идеи» степень отнесения к данной группе понятий и категорий политической науки еще более условна с учетом того факта, что, по мнению А.В. Кулакова, «национальные интересы на терри-тории государства являются наиболее общими, включающими в себя более узкие интересы» [9. с. 122].
Что касается содержания национальных интересов, то, как утвержда-ет исследователь М.А. Молчанов, в политологии категории «националь-ный интерес» и «государственный интерес тождественны» [14, с. 11]. Дан-ное утверждение построено на мысли, что государство выражает потреб-ности нации.
Высказываются и иные мнения. Другой отечественный политолог Ильин М.В. утверждает, что – «национальный интерес есть интерес нации как двуединство суверенного территориального государства и гражданско-го общества». Он считает, что национальный интерес является выражени-ем государственного интереса и интересов гражданского общества. Эти понятия, по его мнению, «не только содержательно связаны с понятием национального интереса, но в значительной мере определяют его смысло-вую структуру» [7, с. 80-87].
В современной политической науке имеет место и другая точка зре-ния, которую разделяет отечественный ученый Пастухов В.Б. Согласно этой точке зрения, «государство и нация – это не два социальных субъекта, а один» [16, с. 92]. По его мнению, современное государство не существует без нации, нет и современной нации без государства. Современное госу-дарство есть лишь организационное оформление бытия нации. Нация и го-сударство являются парными социальными категориями, относящимися друг к другу как содержание и форма.
Необходимо отметить, что государство и нация по существу являют-ся продуктами исторического развития. В своей предыстории они склады-вались по-разному. По мнению ученого Е.А. Кафырина: «Среди современ-ных наций можно выделить, с одной стороны, страны [государства] с го-сударственной монополией на формирование духовно-культурных потреб-ностей людей, а с другой стороны страны [государства], в которых наряду с государством на формирование потребностей культуры оказывают большое влияние разнообразные политические партии, научные школы, институты гражданского общества, семья, авторитетные личности» [8, с. 28].
Вопрос о субъектах национального интереса выступает в качестве одной из главных проблем дефиниции этого термина [18]. Так, граждан-ское общество, формируя свои социальные институты, способствует объе-динению разнородных элементов общества. Это объединение строится на общих ценностях и гражданских интересах. В целом гражданское общест-во должно доминировать над интересами этнических, религиозных и дру-гих социальных групп. Задача состоит в том, чтобы добиться единства ин-тересов государства и гражданского общества, и национальные интересы по отношению к интересам социальных групп выступают в качестве объе-диняющей категории. Согласие в обществе по поводу национального ин-тереса достигается путем деятельности институтов современного граждан-ского общества. Важна также роль политической элиты страны. Отечест-венный исследователь А.Х. Шаваев считает, что «если субъекты политики государства не осознают потребности страны, общества, то понимание этих потребностей многими гражданами порой ничего не решает» [22, с. 44].
Главным субъектом защиты и реализации национальных интересов выступает государство, которое должно обеспечивать безопасность стра-ны, то есть состояние защищенности национальных интересов. Категория «национальный интерес» учитывает участие государства в осуществлении интересов гражданского общества. Государство выполняет работу, кото-рую поручило ему гражданское общество. Но это происходит только при зрелом гражданском обществе, сумевшем построить политическую систе-му, соответствующую реалиям. Таким образом, национальный интерес от-ражает единство устремлений гражданского общества и государства.
Рассмотрим реализацию национальных интересов в политике. Имен-но формирование интересов обеспечивает определенное отношение лич-ности, социальных групп к деятельности государства, его представитель-ных и исполнительных органов власти в различных сферах жизнедеятель-ности, в том числе и в сфере безопасности [15, с. 93]. В контексте полити-ческой науки понятие «национальный интерес» непосредственным обра-зом связано с концепцией национальной безопасности. Категории «нацио-нальный интерес» и «национальная безопасность» отражают разные функ-ции политического процесса, который можно разделить на две стадии: стадию формирования и формулирования политики и стадию ее реализа-ции внутри страны и в системе международных отношений. Категория на-ционального интереса относится к первой стадии, категория безопасности – ко второй.
Национальная безопасность в политической науке рассматривается в качестве категории политики, обозначающей, «защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства в различных сферах жизнедеятельности от внутренних и внешних угроз, обеспечивающей ус-тойчивое поступательное развитие страны» [15, с. 22]. Основные направ-ления политики национальной безопасности определяются национальны-ми интересами, однако определение национальных интересов должно предшествовать формированию политики, обеспечивающей национальную безопасность.
Отделив национальные интересы от национальной безопасности, об-ратимся непосредственно к вопросам осуществления национальных инте-ресов. Для выявления функциональной роли национальных интересов не-обходимо обозначить процесс формулирования национальных интересов, политические механизмы которого способствуют принятию публично-государственных решений при наличии выбора альтернативы разрешения социальной или политической проблемы легитимным властным агентом и функционированию всего организационного комплекса, образуемого ие-рархизированной деятельностью политиков, чиновников лоббистов, парт-функционеров и граждан как социально-политических акторов.
Таким образом, реализация национальных интересов представляет собой сложный, длительный, многоэтапный процесс, в котором принима-ют участие различные субъекты политической системы общества, стремя-щиеся выразить общезначимые потребности различных социальных групп и слоев. На первом этапе происходит осмысление и формулирование на-циональных интересов. Общественно-политические силы, заинтересован-ные в решении проблем социально-экономического развития, пытаются осмыслить и сформулировать свои интересы. Они выражают свое мнение в средствах массовой информации, в публичных выступлениях своих пред-ставителей, в документах, составленных на основе изучения проблем и на-правленных в органы государственной власти.
Органы исполнительной и представительной власти изучают про-блему и предлагают пути ее решения, опираясь на возможности государст-ва и стремление общественно-политических сил выразить свои интересы. На этом этапе закладываются политические основы национальных интере-сов, выраженные в документах и программах институтов гражданского общества. На втором этапе происходит оформление национальных интере-сов в определенные политические цели и задачи, которые ставят перед со-бой государство и общество. Принимаются решения по приоритетности осуществления тех или иных национальных интересов, по выявлению пу-тей претворения их в жизнь.
Национальный интерес воплощается в политике через цели полити-ческой деятельности государства, когда национальный интерес трансфор-мируется в определенную политическую цель. Отечественный исследова-тель А.В. Возжеников А.В. отмечает, что «национальные цели должны служить реализации национальных интересов» [3, с. 82]. Между нацио-нальным интересом и политической целью есть общее, оно заключается в том, что и то и другое отражает объективные потребности государства и его мощь. Уровень этой мощи может служить объективной основой опре-деления «цены» национальных интересов и возможности их реализации в политическом процессе.
Приоритетные национальные интересы следует определить и поло-жить в основу главного политического курса государства. Приоритетные национальные интересы продолжают оставаться неизменными при смене отдельных элементов политического курса, выступающего в качестве стратегии. Жизнеспособность стратегии зависит от того, в какой степени она отвечает этим приоритетным национальным интересам. В этой связи стоит еще раз акцентировать внимание на том, что постоянная обществен-ная дискуссия по проблемам нации и есть один из способов воспроизвод-ства национальной идентификации, а также достижения и воспроизводства консенсуса основных политических сил по конкретным базовым вопросам в данной сфере.
Таким образом, политические механизмы формирования националь-ных интересов как категории политики в своем сущностном и содержа-тельном аспекте отражают осознание обществом и государством объек-тивных потребностей их общего (национального) развития; при этом сами национальные интересы непосредственно влияют на определение задач обеспечения национальной безопасности и реализуются путем достижения политических целей во внешней и внутренней политике.
Формирование и реализация национальных интересов через леги-тимные механизмы публично-государственной сферы является основным компонентом государственной политики и политико-управленческого процесса, характеризующийся воздействием органов публичной власти на общественные структуры, взаимодействием элитных, бюрократических и гражданских группировок, а также содержит некую «формулу интересов» [6, c. 27], которая является обобщенным результатом взаимодействия от-носительно автономных социально-политических акторов, обладающих собственными интересами и целями, позициями и ресурсами, стратегией и тактикой.
Действительно, все изложенные выше концептуальные подходы к определению национальных интересов и политических механизмов их формулирования и реализации должны взаимодополнять друг друга в рам-ках понимании и объяснении содержания политических решений. Таким образом, политические механизмы артикулирования национальных инте-ресов выступают многосторонним феноменом, адекватная интерпретация которых требует комплексного подхода и учета множества факторов.
Дальнейшее исследование сущности и содержания политических ме-ханизмов формирования национальных интересов представляет собой пер-спективное и важное направление изучения этого политического инстру-мента, особенно при моделировании политических процессов разного уровня и динамики. В этом случае принципиально важными становятся раскрытие движущих факторов политических изменений, а также прогно-зирование возможных последствий для реализации национальных интере-сов.

Список литературы
1. Абалкин Л.И. О национально-государственных интересах России // Во-просы экономики. 1994, № 2. С. 7.
2. Болотков В.Х. , Семенов В.М. В поисках парадигмы нации (нациологи-ческие очерки). М.- Нальчик, 1997. С. 51-52.
3. Возжеников A.B. Национальная безопасность России, - М.: 2002. - С 82.
4. Выборной В.Я. Содержание и направление национального интереса Со-ветского Союза // Национальные интересы СССР в Азии: теоретические и практические аспекты. М: Наука, 1991, С. 18.
5. Дегтярев А. А. Теория принятия политических решений в структуре со-циальных и управленческих дисциплин // Политические исследования. 2002. № 2. С. 120-121.
6. Дегтярев А.А. Принятие политических решений. М: КДУ, 2004, с. 19.
7. Ильин M.B. Критерий современности в политике. // Полис - 1995- № 1. - С. 80-87.
8. Кафырин Е.А. Глобализация взаимосвязь общечеловеческого и нацио-нального. Глобальный гуманизм. - М: 2003. - С. 28.
9. Кулаков А.В. Геополитика и актуальные проблемы национальных инте-ресов России на государственной границе. - М..: 2004. – С. 122.
10. Кустарев А. Кем и как управляется мир. // Pro et Contra. 2007. № 6 (39) ноябрь-декабрь, с. 7.
11. Малинина О. Конструирование идентичности: возможности и ограни-чения. // Pro et Contra. 2007. № 3, май-июнь, с. 60.
12. Межуев Б.В. Моделирование понятия «национальный интерес» (На примере дальневосточной политики России конца XIX - начала XX века) // Полис. 1999, № 1. С. 26.
13. Миллер А.И. О дискурсивной природе национализмов // Pro et Contra. 1997. Т.2 № 4, с. 141-152.
14. Молчанов М.А. Дискуссионные аспекты проблемы «национальный ин-терес». // Полис -2000 - № 1 - C. 11.
15. Прохожев А.А. Общая теория национальной безопасности. / - М.: 2002. - С. 93.
16. Пастухов В.Б. Национальный и государственный интересы России: иг-ра слов или игра в слова? // Полис - 2000 - №1 - С. 92.
17. Поздняков Э.А. Философия политики: В 2 ч. Ч. 2. М, 1994. С, 81.
18. Проскурин С.А. Национально-государственные интересы России в со-временном мире, // Россия в диалоге цивилизаций. - M.: 2001.
19. Проскурин С.А. Национальные интересы и внешнеполитические при-оритеты России // Власть. 1996, № 8. С. 52.
20. Фурман Д. Внешнеполитические ориентиры России // Россия и му-сульманский мир. Бюллетень реферативно-аналитической информации. 1995. N 12(42). С. 11.
21. Цыганков П.А. Теория международных отношений: Учебное пособие. М., 2002. С. 288-298.
22. Шаваев А.Х. Национальная безопасность и национальные интересы, // Власть. - 3 - 2004. – С. 44.
23. Яковенко ИТ. От империи к национальному государству (Попытка концептуализации процесса) // Полис. 1996, № 6. С. 121.
24. Collins J.M. U.S. defence planning. A critique. Boulder, Colorado: West-view Press, 1982. P. 309.
25. Dingwerth K., Pattberg Ph. Global Government as a Perspective of World Politics // Global Government. 2006. No 2. P. 188.
26. Kratochwil F. On the Notion of "Interest" in International Relations // Inter-national Organization. Vol. XXXIV. Winter 1982. P. 13.
27. Lippmann W. U.S. foreign policy. New York: McGrow-Hiil, 1953. P. 8.
28. Yarger R.H. and Barber G.F. The U.S. Army War College Methodology for Determining Interests and Levels of Intensity. Carlisle Barraks. 1997. P. 2.

 
Категория: Политология
Просмотров: 35887 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0