Воскресенье, 30.04.2017, 16:50       Приветствую Вас Гость | Вход  

В разделе
История [1]
Маркетинг [2]
Менеджмент [4]
Политология [7]
Психология и педагогика [13]
Социология [10]
Управление персоналом [0]
Управление предприятием [5]
Филология и лингвистика [5]
Философия [4]
Экономика [54]
Юриспруденция [10]

Интернет - конференции » Каталог конференций » Архив статей » История

СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ СТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ ОФИЦЕРА (НА ПРИМЕРЕ СИБИРСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА II ПОЛОВИНЫ XIX НАЧАЛА XX ВЕКА)

Федорова Т.В.
ГОУ ВПО Иркутский государственный университет, г. Иркутск
В данной статье рассматривается процесс социокультурного становления личности офицера на примере Сибирского военного округа II половины XIX начала XX века. Анализируются проблемы прошлого и современности способы решения, которых возможны с учетом исторического опыта в системе непрерывной подготовки войск.

Сибирское офицерство во все времена отличала сила характера, стойкость к лишениям, трудностям и суровым климатическим условиям. Их взаимодействие с социумом определялось некоторой степенью отчужденности, и это во многом связано с влиянием жесткой закрытой корпоративной системы военных. Но все же, семья, близкое окружение, а также неизменное стремление к самосовершенствованию способствовало его социокультурному становлению.
II-я половина XIX века как в целом по России так и в Сибири стала периодом реформирования военной системы. А результаты этого видны стали лишь в начале ХХ века по итогам Русско-японский и Первой мировой войн. Картина достаточно печальная, неудачи постигали страну одна за другой, и в этой связи следует отметить высокий уровень подготовки сибирских полков.
Сегодня мы тоже сталкиваемся с реформой вооруженных сил Российской Федерации, но почему-то важные итоги проверенные историческим опытом в ней не учитываются, остаются без должного внимания. А ведь это позволит избежать многих ошибок. Между тем, офицерство, как и в прошлые века остается монолитной системой призванной в любой ситуации защищать Отечество. Поэтому так актуально исследование социокультурного образа Сибирского офицера.
Если рассматривать данный вопрос с точки зрения двух его составляющих социума и культуры, то следует определить влияние бытовых условий, внешней среды на становление личности и его эстетическое и нравственное развитие и саморазвитие с другой.
Бытовые условия и в первую очередь проблема жилья и сегодня является достаточно острой, решить которую пытаются с помощью жилищных сертификатов для военнослужащих, своего рода ипотека для военных. Как же к данному вопросу подходило царское правительство, а если точнее генерал-губернатор Восточно-Сибирского военного округа. Кратко отметим, что формирование округа относится к 1856 г. когда на восточной окраине России возник Восточно-Сибирский военный округ, территория которого вклю¬чала Иркутскую и Енисейскую губернии, Якутс¬кую, Камчатскую и Забайкальскую области, Приамурский край. Окружное управление размещалось в Иркутске. Все войска, военные управления и заведения в указанных местностях подчинялись генерал-губернатору Восточной Сибири, являвшемуся также командующим Восточно-Сибирским воен¬ным округом. 14 июля 1884 году Восточно-Сибирский был разделён на два отдельных военных округа – Иркутский и Приамурский. В 1899 г. был сформирован Сибирский военный округ, в состав которого вошли: Тобольская, Томская, Енисейская, Иркутская губернии, а также Семипалатинская, Акмолинская и Якутская области – почти половина Российской Империи. В таком виде округ просуществовал до 1906 г. В это время округ занимал площадь 9,5 млн. кв. км., на которой проживало 6 млн. чел. В 1906 г. Иркутский военный округ был восстановлен, и в его состав была введена Забайкальская область.
Поэтому приведенные нами территориальные рамки достаточно обширны.
И так, возвращаясь к жилищному вопросу следует отметить что, казённых квартир было мало, а частные в го¬родах дороги и цены на них стояли далеко выше отпускных для штаб- и обер-офи¬церов квартирных окладов. Во время службы генералы и офицеры обеспечивались жилыми помещениями в следующих основных формах: а) «постойной повинности» (путем выделения квартир от земств по месту нахождения воинских частей); б) размещения на казенных квартирах (в казенных зданиях); в) получения «квартирных» денег для оплаты найма частных квартир. У тех, кто жил в казенном жилье, производился капитальный ремонт за счет гарнизонов.
Офицеры Сибирского военного округа со своими семьями, как правило, на период службы снимали жильё у частников в городе. В связи с отмечавшимся недостатком казенных квартир на весь штатный состав, только часть офицеров размещались в собственных помещениях, а остальные находились в наемных квартирах. В последнем случае, ввиду высоких цен на жилье, офицеры сталкивались с большой переплатой квартирных денег сверх отпускаемого казной квартирного оклада [3, л. 6 об.]. У тех, кто жил в казенном жилье, производился капитальный ремонт за счет гарнизонов. Кроме того, в период проведения ремонтных работ гг. офицерам выдавались деньги на снятие жилья [6, л. 40, 40 об.].
В конце XIX - начале XX века размер квартирных денег для среднего офицерского состава по VIII разряду при прохождении службы в небольших городах составлял 8 рублей. А стоимость квартиры варьировалась в пределах от 22 до 50 рублей, тогда как жалованье офицера в Приамурье было в среднем на 20 – 30 % ниже, чем у того же офицера, служащего в центральной России.
В результате офицерский бюджет был достаточно скромным, поэтому государственными и военными органами управления был предпринят ряд мер по улучшению благосостояния офицеров. Одной их таких мер было создание денежных капиталов. Они представляли собой денежные фонды, из которых офицеры могли на льготных условиях получать ссуды для удовлетворения своих бытовых нужд. Самыми распространенными были офицерские заемные капита¬лы. Такие капиталы создавались во всех отдельных частях, штабах, управлениях и заведениях военного ведомства. Первое положение об офицерских заемных ка¬питалах было принято в 1878 году, оно было переработано затем в 1890 и 1895 г. [11, с.116].
Важной причиной нежелания офицеров служить в частности в Приамурье была проблема воспитания детей, и в особенности сыновей. Но и этот вопрос был решен. в 1888 году в соответствие с приказом по военному ведомству за № 40 [10, л. 1-2 об.]. в Хабаровске была открыта двухклассная приготовительная школа. Идеологом данного вопроса был Приамурский генерал-губернатор барон Андрей Николаевич Корф, который, осознавая всю трудность положения семейных офицеров края, лишенных возможности дать подрастающим своим сыновьям образования, ходатайствовал об открытии здесь кадетского корпуса. Который был открыт согласно приказу № 174 с 1 сентября 1900 г.[9].
Кроме того в 1890 г. были установлены правила выдачи пособий офицерам на воспи¬тание детей в отдаленных местностях: в низших учебных заведениях - по 120 руб. в год на ребенка, в средних - 240 и в высших - 360. Эти пособия отпуска¬лись из казны по требованию начальства офицеров (командиров частей и им рав¬ных), опекунов или учебных заведений, где учились офицерские дети. Выплата могла производиться как по полугодиям, так и раз в год. Помимо пособий на об¬разование назначались и пособия на пропитание детей, состоящих при родителях в отдаленных местностях: до 13 лет - по 100 руб. в год, от 13 до 18 лет - 150. Подъемные пособия для переезда в такие местности также выдавались офицерам (по приказу 1887 г.) с учетом состава семьи [2, с. 223].
Немаловажно и то, что в социальном плане статус офицера в дореволюционный период был достаточно высок. Это в первую очередь подтверждает тот факт, что до начала Первой мировой войны русский офицерский корпус в большинстве своем был дворянским. Поэтому сохранял свое особое положение среди остального населения страны. Во многом этот статус подкреплялся высокими духовно-этическими качествами и принципами, такими как долг, честь, верность присяге. Служение «за Веру, Царя и Отечество» «Не жалея живота своего», эти слова, прописанные в присяге небыли пустым звуком, и даже после крушения царизма многие не смогли отступить от слов единожды данных. Ритуал её принятия - на Евангелие - носил религиозный характер. Нарушение присяги считалось большим грехом перед Богом и людьми. Принимаемая в качестве «сим¬вола веры» русского офицера, в разные вре¬мена она служила либо для обоснования его патриотизма, неразрывно связанного с пре¬данностью престолу, либо для того, чтобы представить офицерство особой монархической группой, послушным орудием на службе самодержавия в силу его сословного и имущественного положения [5, с. 223].
Духовная культура офицера в Сибирском военном округе поддерживалась также канонами русской православной церкви. Несмотря на развивающийся процесс «обмирщения» культуры и активное возникновение инновационных форм светской культуры, церковь и в XIX в. продолжала оказывать значительное влияние на формирование социокультурного пространства Сибирского военного округа, как и России в целом. Этот факт во второй половине XIX начале ХХ вв. отразился во многих аспектах. Практически все военные в это время были верующим и старалось в своей повседневной жизни придерживаться канонов, установленных различными конфессиями. Посредством религии вырабатывались высокие моральные и боевые качества. Кроме того, следует помнить, что многие догматы и правила церкви выполняли социокультурные регулятивные функции. К концу XIX века русская армия и церковь представляли собой единый, отлажен¬ный организм.
Трудно переоценить роль и значение православия в военных событиях России вообще и Сибири в частности. Особенности Сибирского военного округа в связи с близостью к восточным странам обусловила чрезвычайно важную роль православия. Об этом наиболее ярко сказал в одной из своих речей проповедник-миссионер, протоирей Иоанн Восторгов в 1909 г., обращаясь к верующим во Владивостоке: «Наше мировое положение признано неоспоримым. Мы поставлены географически на грани двух стран света, двух миров, двух цивилизаций, в ясном сознании всего прошлого человечества, в предчувствии чего-то таинственного, что кроется в загадочных странах Востока, перед которыми мы стоим одни из всех европейских народностей прямо и непосредственно, лицом к лицу. Стойте здесь, на грани России, стойте на этой твердыне Владивостока, стойте перед лицом Востока с его загадочной судьбой. Но стойте с Христом и со крестом. И тогда Восток, приняв Христа встретится с нами как с братьями» [6]. Однако не только под сводами храмов и в тишине казармы выполняли свои обязанности священники русской армии. Они всегда были рядом с воинами в боях и походах, благословляли на подвиг храбрецов, воодушевляли малодушных, утешали раненых. Кроме того, сама атмосфера в войсках подчеркивала святость воинского долга. Напри¬мер, крупные воинские подразделения кроме знамён имели, как правило, иконы, которые духовно освя¬щали нелегкий ратный путь воинов и которые весьма чтились в войсках. Каждый полк имел своего покровителя в лице святого угодника.
Возможности культурных развлечений (посещение театров и т. п.) в Сибирском военном округе были довольно ограничены, но это в некоторой степени компенсировалось распространенностью в самих офицерских семьях различного рода музыкальных вечеров, любительских спектаклей и т. п. Вообще же следует отметить, что досуг офицеров (особенно в провинции) был самым тесным образом связан с жизнью местного «общества», естественными членами которого они по своему существу и положению являлись.
Редкость гастролей профессиональных актеров и рост культурных потребностей офицеров привели к созданию в Омске любительских театральных кружков. В первый подобный кружок появился в начале 1840-х гг. и просуществовал до 1851 г [7, с.95].
На смену кружку пришло Омское драматическое общество. 31 августа 1886 г., по ходатайству омской общественности, был утвержден устав общества. Согласно которому, драматическое общество имело целью: «а) доставлять своим членам возможность соединяться для исполнения на сцене совокупными силами различных произведений драматического искусства; б) ознакомить публику с драматическими произведениями как отечественной, так и иностранной литературы, посредством исполнения таковых произведений на сцене; в) способствовать, через посредство сценических представлений, развитию эстетического вкуса и сценических сил; г) содействовать, имеющимися средствами общества, к постановке любителями спектаклей, устраиваемых в целях благотворительности» [1, с.135].
В начале второй половины XIX в. вокруг преподавателя Сибирской военной гимназии Л.С. Буланже сложился своеобразный кружок любителей музыки, который устраивал публичные концерты, квартетные вечера, был организован хор и любительский оркестр. В декабре 1870 г. на базе этого кружка было создано Омское общество любителей музыки. Число его членов с 1870 по 1872 гг. выросло с 92 до 120 человек. Омское общество любителей музыки устраивало музыкальные собрания (14–16 раз в год), на которых звучала симфоническая, хоровая, камерная музыка, устраивало благотворительные концерты в пользу учебных заведений города, музыкантов и капельмейстеров войскового казачьего оркестра[7 с. 102].
Культурный уровень офицеров в Сибирском военном округе был неразрывно связан с их научной деятельностью. Они занимались географическими исследованиями края. Огромный вклад в изучение Сибири и Центральной Азии внес Григорий Николаевич Потанин, который собрал обширные материалы по географии, ботанике, экономике и этнографии. Наиболее значительными были научные экспедиции: в Монголию в 1876-77 и 1879-80 гг., в Тибет, Китай и Центральную Монголию в 1892-93 гг. и на Большой Хинган в 1899 г. В состав Им¬ператорского русского географического обще¬ства, которое к 1 января 1895 г. насчитывало более тысячи человек, входили Восточно-Сибирское и Приамурское отделения [8, с.8.].
Офицеры-дальневосточники принимали деятельное участие и в работе ряда столичных научных обществ. Так, в 1906-1910 гг. при главном управлении Генерального штаба работала военно-историческая комиссия по описанию русско-японской войны 1904-1905 гг. под председательством генерала В.И. Ромейко-Гурко. В её состав входили офицеры М.В. Грулёв, В.Г. Ла¬дыженский и др. Комиссия подготовила и опуб¬ликовала труд «Русско-японская война 1904-1905 гг.», состоящий из 16 книг, и альбом карт, включающий 525 карт, планов и схем.
В результате, следует что социокультурное становление личности офицера в Сибирском военном округе II половины XIX начала XX века было перманентным, системным и всесторонним.

Список литературы

1. Алисов Д.А. Социально-культурный облик города Омска (1804 - 1894 гг.)/ Русский вопрос: история и современность: Материалы III всероссийской научной конференции. Омск: Изд-во ОмГПУ, 1988. С.135.
2. Волков СВ. Русский офицерский корпус. М., 1993. С. 223
3. Государственный архив Хабаровского края (ГАХК) Ф. И – 199, оп. 1, д. 1, л. 6 об.
4. ГАХК Ф. 768, оп. 2, д. 10, л. 40, 40 об.
5. Гребенкин И.Н. Российское офицерство и политическая жизнь России в начале XX в. // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. 2009. Вып. 3(71). С. 223.
6. Очерк истории Краснознаменного Дальневосточного военного округа. Хабаровское книжное издательство, 1979. 336 с.
7. Куприянов А.И. Русский город в первой половине XIX века: Общественный быт и культура горожан Западной Сибири. М.: Аиро- XX, 1995 С.95
8. Отчет о деятельности Императорского русского географического общества. СПб.,1896. С.8.
9. Приказы по войскам Приамурского военного округа. Хабаровск, 1900.
10. РГВИА. Ф. 783, оп.1, д.1, л. 1-2 об.
11. Тиванов В.В. Финансы русской армии. М., 1993. С.116.

 
Категория: История
Просмотров: 3163 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0